Новости Сербии


Панчич: Русско-европейские игры Сербии

Где плохая мелодрама, там и мистификации. «Наши особые отношения с Россией» являются одной из них, вероятно, самой большой

Пишет Teofil Pančić. Комментатор и критик еженедельника «Vreme», а с 1999 года политический обозреватель РСЕ. Кроме  ряда других наград, Панчич в 2010 году получил награду «Dušan Bogavac» за этику и мужество.

 

Было что-то сюрреалистическое в «торгах» между президентом Сербии Александром Вучичем и докладчиком Европейского союза по Сербии Дэвидом Макалистером, в том, что является ключевой проблемой для Сербии в процессе евроинтеграции: «верховенство закона», как якобы указал Макалистер или, все таки, на первом месте урегулирование отношений с Косово, а на втором отношения с Россией, как в свою очередь подчеркнул Вучич.

Сюрреалистическим является то, что у нас есть конкуренция между аспектами, которые один без другого не идут и не будут идти в будущем, и нет необходимости их сравнивать. Но более, чем «реально», что Вучич этой потребностью, которая ему просто не дает промолчать на эту тему, чтобы как-то изолировать историю «верховенства закона», вновь подчеркнул во многом ключевой аспект его правления: сосредоточиться на решении ключевых внешнеполитических приоритетов Сербии, то есть вера и надежда, что, если будет хотя бы немного успешным, то закроют глаза на то, что внутренняя ситуация в Сербии не только не прогрессирует, а наоборот, демократические стандарты и институты быстро разлагаются. Потому Косово необходимо ставить на первое место, а эмоционально (не знаю какие слова тут лучше подходят) обусловные отношения с Россией идут следом.

Эта постоянная неустойчивость Сербии между Европейским союзом ( «к которому мы стремимся») и Россией ( «которую мы любим») уже давно напоминает плохую мелодраму и основана на довольно странном сценарии. Сербия в нем выглядит как кто-то, кто вступил в брак с одним человеком (ЕС), и в этом смысле ему постоянно много обещает, но «набивает себе цену» постоянно напоминая, что делает это только ради материального положения и обеспечения для себя других гражданских черт в то время как ее сердце принадлежит другой (России).

И первый (ЕС) должен иметь в виду, чтобы Сербия не..., - что именно? Рассердилась и повернулась к нему спиной, окончательно определившись в пользу зова сердца? Кажется, что от Европейского Союза в этой мелодраме ожидается, что сделает вид, будто не имеет понятия, что Сербия таким образом, принесет много больше вреда себе, чем ему.

Где плохая мелодрама, там и мистификации. «Наши особые отношения с Россией» являются одной из них, вероятно, самой большой. На самом деле, нет никаких оснований в утверждении, что Сербия имеет более сильные и более глубокие исторические и культурные связи с Россией, чем их имеет, например, Болгария, опытный член НАТО и ЕС. Или Черногория.

Существует, конечно, что-то еще, что имеет только Сербия, и тут Вучич прав, это «Глава 35», то есть Косово. Это правда, что другие не имели такой проблемы, и такого искушения в процессе вступления в Европейский Союз, но также верно, что ни у кого не было такой новейшей истории, как у Сербии, которая девяностые годы провела воюя сначала со своими соседями, затем со своими собственными меньшинствами, успев при этом оттолкнуть всех, кого касалась. То, что началось в 1990 и 1991 годах, закончилось в июне 1999 года в Косово, а конец был предсказуем, фактически неизбежен.

В конце концов Вучич все об этом знает, был он в этом супе не такой неважной приправой. Так что, если евроинтеграционный процесс выглядит в одном, но важном и трудном аспекте по-другому для Сербии, чем, например, для Румынии, Словакии или Польши, это является прямым результатом того, что этому исторически предшествовало, и что невозможно просто так ластиком стереть, или навсегда оставить нерешенным, только потому, чтобы официальному Белграду было проще.

Вучич

Тем не менее, мы все еще далеки от завершения немного инфантильной, но небезопасной стратегии «игр без ограничений», которыми администрация Вучича, по-видимому, намерена до бесконечности заниматься, веря, что как-нибудь доберется до Европейского Союза, и полагая, что это действительно её цель, и тут поставил бы оговорку - без каких-либо существенных изменений.

Посещение Москвы министром обороны Александром Вулиным это лучше всего демонстрирует. Там Вулин снова показал свой роскошный талант создавать проблемы и мутить чистую воду, смело давая «стратегические» заявления о сегодняшнем и завтрашнем определении Сербии (Сербия будет всегда делать то-то, Сербия никогда не будет делать того-то, например, вступать в НАТО или вводить России санкции), что не уполномочен делать ни функционально, ни как-либо ещё.

Но независимо от того это следует принимать очень серьезно, потому что это не соло игрок: Вулина Александр Вучич регулярно использует в качестве своего чревовещателя, часто в качестве вербального оружия или как свою «темную сторону», в том смысле: если нас слишком прижмете мы можем и вот так.

Такой подход кому-то может казаться государственным, но это, скорее, подход наперсточника, тут и размах и перспективы.

Источник Сербия & Россия




Мы в соц.сетях

Сообщение