Новости Сербии


Удары русской пропаганды: Русификация сербского национализма

Москва установила свою мягкую силу в Сербии и, нужно признать, хорошо понимает, где будет проще и эффективнее реализовать свои интересы - это продвижение сербского клериконационализма, пропаганда антиевропейства и антизападничества, - говорит многолетний политический обозреватель Бошко Якшич, который, среди прочего, был одним из трех редакторов, которые в журналистской карьере вели Политику после демократических перемен в 2000 году.

Он для РСЕ говорит о российской составляющей сербского национализма.

РСЕ: Как, на ваш взгляд, возникла русификация сербского национализма?

Якшич: Можно сказать, что основой влияния России является логическое следствие основных направлений ударов Москвы - это церковь, правые националистические организаци, студенческие организаций. Есть и партии, некоторые из которых находятся в правящей коалиции. Таковы направления действий, в которых Москва проявляет свою мягкую силу, и, нужно признать, хорошо понимает, где будет проще и эффективнее реализовать свои интересы - это продвижение сербского клериконационализма, пропаганда антиевропейства и антизападничества. Отчасти это приверженность к матушке России на разный лад - через религиозную православную близость, через панславянство и через унаследованные военно-экономические связи со времен старой Югославии. Концентрация этого удара и привела к тому, что я называю «русификацией сербского национализма», его постоянное подпитывание, чтобы уничтожить европейский путь Сербии.

РСЕ: Действительно ли Университет является одним из важных опорных пунктов российской «мягкой силы» в Белграде?

Якшич: Помимо церкви, которую я бы назвал сильнейшим «проточным бойлером» русского влияния, части университета являются оплотом русской «мягкой силы». Парадоксально и тревожно, что представители молодого поколения так легко рекрутируются в национализм, продвигаемый Россией, которая все время представляется альтернативой и спасением. Напомним, что Россия начала свою кампанию против Запада, запугивая Сербию, чтобы случайно не вступила в НАТО.

Большое количество респондентов в Белграде считают, что Россия является первой в плане пожертвований, которые она дала Сербии после 2000 года, хотя эти пожертвования равны нулю

Однако в последние годы очень очевидно, что Россия предлагает альтернативу Европейскому союзу - через Евразийскую федерацию - представляя ЕС как один неудачный проект - как область, которая когда-то была процветающей, но больше нет. Утверждается, что это сейчас место раздираемое национализмами, кризисами и даже терроризмом - все эти элементы русская пропаганда использует для успешного набора целого поколения молодых сербов, евроинтузиазм среди которых снижается, очевидно, не только из-за влияния России, но и по другим причинам, и сейчас он составляет около 50 процентов, что очень мало.

Москва использует любое открытое пространство, чтобы заполнить его своим влиянием, неудивительно, что она преуспевает в примитивных и необразованных средах, которые легко поддаются мифам истории. Гораздо опаснее НПО и организации, организованные в студенческих ассоциациях. В Белграде есть два факультета: юридический и механический, которые являются прямыми промоутерами пророссийской политики.

Миф о русско-сербской дружбе

РСЕ: Как вы объясняете, что молодые люди хотят получить образование и лечение на Западе, но считают Россию самым большим другом Сербии? Согласно одному опросу, более 50 процентов молодых людей не возражают против создания в Сербии российских военных баз.

Якшич: Это часть какой-то метафизики, которой трудно найти рациональный ответ. В этой дихотомии - между рациональной необходимостью все истинные ценности, будь то образование или шоппинг, видеть на Западе - и в то же время хвалить Россию, трудно объяснить. Никому, даже про-русски ориентированным лидерам, не приходит в голову отправить своих детей в институт Ломоносова, они отправляют их в школу в Оксфорде, Кембридже или в Америку.

Объяснение следует искать частично в мифе о российско-сербской дружбе. Большинство сербов считают, что в Киеве существует неонацистский режим и что Путин прав в том, что аннексировал Крым. Кроме того, большое количество респондентов в Белграде считают, что Россия является первой в плане пожертвований, которые она дала Сербии после 2000 года, хотя эти пожертвования равны нулю. Все это часть этого мифа.

Почему я говорю миф? Если мы посмотрим на прошлый век сербско-российских отношений, мы не можем говорить о некоторой близости Сербии и России. Королевство Югославии не имело дипломатических отношений с СССР, после Второй мировой войны был короткий период близости Броза и Сталина, но эта связь рухнула в 1948 году. Отношения были нормализованы в 1956 году, но взаимная подозрительность осталась. Несколько лет спустя Югославия вела свою внешнюю политику и выступала за вариант несоблюдения, который не устраивал Советский Союз, который имел своего фаворита на Кубе.

Таким образом, весь период, обозначивший десятилетия советско-югославских отношений, не был идиллическим, так сказать, какой-то большой дружбой. Фактография показывает, что это мифическое представление о тех отношениях, которое Кремль ловко использует между русофилами в Сербии. Озабоченность вызывает вербовка молодых людей в университетах, где русские очень активны.

В 1913 году Россия открыла в Сербии свою первую неправительственную организацию, и с тех пор здесь активно работают пророссийские институты, в том числе Российский институт стратегических исследований, который продвигает, так называемую, дружескую дипломатию и способствует усилению сербского национализма, а также и большей любви к России. Еще важнее тенденция к российской политической модели. Речь идет не о некой антирусской позиции, а о необходимости привлечь внимание к пропаганде политической идеи, которая противоречит геостратегической концепции Сербии, противоречит принятию тех ценностей, за которые выступает современная либеральная демократия в ЕС.

Дипломатические паспорта для сербских пожарных?

РСЕ: Когда дело доходит до знаменитого Сербско-российского гуманитарного центра в Нише, разве не чудна сама идея давать гуманитарным работникам статус дипломатов?

Якшич: Если русским дадут статус дипломатов, я публично обещал, что начну кампанию по получению дипломатических паспортов для сербских пожарников. Потому что, если дело только в работниках гуманитарной службы, я не вижу причин, по которым они должны получить статус, который получают члены НАТО, но это совсем другое, они солдаты. Если мы идентифицируем этих гуманитарных работников как солдат, то это можно требовать. Но откуда русские солдаты в Нише и на территории Сербии?

И с юридической точки зрения это требование несостоятельно, потому что нет никакой аналогии со статусом, которым пользуются силы НАТО.

Независимо от того, что западные дипломаты недавно посетили центр в Нише и обнаружили, что там нет сомнительной военной деятельности, они еще не сняли подозрений, что гуманитарный центр может трансформироваться во что-то другое. Хотя достаточно тех, кто поддерживает эту идею и считает, что это нужно сделать для Москвы. Насколько мне известно, президент Вучич среди тех, кто выступал против, а в прошлом году объявленный визит в Сербию российского премьер-министра Медведева был отменен именно потому, что Медведев ожидал подписания соглашения о гуманитарном центре. Вучич, тогдашний премьер-министр, не был готов к этому.

Этот гуманитарный центр, очевидно, является камнем преткновения в отношениях между Москвой и Белградом. Это неоднозначный запрос, который имеет серьезные последствия.

Источник Сербия & Россия




Мы в соц.сетях

Сообщение