Как Россия реализует имперские интересы на Балканах?

Мы медленно влезаем в историю, которая может привести нас к модели, которая очень похожа на российскую - с одной доминирующей партией, с сильным популистским националистическим лидером
Как Россия реализует имперские интересы на Балканах?
07.08.2016 2331 0 Пишут сербы

Пишут:

Мягкая сила, как этот термин определил американский политолог Джозеф Най в конце 20-го века, представляет собой достижение политических целей без оружия и ненасильственными средствами. Находит свое начало в культуре и языке, политических и социальных ценностях и во внешней политике.

"Запад, который придумал идею мягкой силы, особенно США, действовал через культуру, Голливуд, музыку, и, таким образом, во время холодной войны, отвлекал внимание от Советов. Русская мягкая сила является наиболее специфичной, так как очень груба . Здесь нет культуры, ещё меньше музыки, нет языка - русская мягкая сила максимально политизирована ", говорит историк Миливой Бешлин.

Мягкая сила России в Сербии слаба и должна быть усилена, - Никита Бондарев

В последние годы Россия укрепляет свою мягкую силу в Сербии. В отличие от Запада, её цель состоит в том, чтобы уменьшить поддержку европейской интеграции и ее ценностей и, прежде всего, предотвратить распространение НАТО на Балканах, а также, в качестве альтернативы, навязать более тесные связи с Россией.

С укреплением двусторонних отношений, сотрудничества между церквями, средствами массовой информации, мягкая сила Кремля распространяется через различные организации содействия сербско-русским отношениям. Центр евроатлантических исследований насчитал более ста подобных организаций.

"Только за последний год мы выявили тенденцию роста количества этих структур," говорит Елена Милич, директор Центра евроатлантических исследований.

Их тролли не брезгуют даже угрозами жизни, угрожают членам семьи, злоупотребляют частной информацией. Молодежь агитируют через ассоциации и движения, - Елена Милич

Кроме политических партий и средств массовой информации, речь и об объединениях граждан, движениях, студенческих организациях, интернет-порталах, филиалов российских организаций в Сербии и российских фондах.

Согласно исследованиям Центра евроатлантических исследований, первая такая структура была сформирована на севере Косово сразу после провозглашения независимости в 2008 году, и проявила активность только в 2012 году, во время демонстрации на "баррикадах".

Увеличение их количества в Сербии началось в 2008 году, а активизация началась с переговоров о нормализации отношений между Белградом и Приштиной в 2013 году. Их деятельность усилилась в 2015 году, когда, как говорится в исследовании, становится ясно, что Сербия начнет официальные переговоры с Европейским Союзом, т.е., когда стало понятным намерение более тесного сотрудничества с НАТО.

(Елена Милич: Нет никаких данных об источниках финансирования российских организаций в Сербии)

В расширении российской активности в Сербии, по свидетельству историка Миливое Бешлина, особое значение имело открытие белградского отделения Российского института стратегических исследований (РИСИ), которое было сформировано под покровительством президента России Владимира Путина, во главе которого, в Москве, Леонид Решетников - частый гость в Сербии.

Он известен, указывает Бешлин, по противоречивым заявлениям, среди которых и предложение о занесени в конституцию "новой сербской коллективной идентичности".

Посредством публичных заявлений, лидеры РИСИ постоянно дают надежду национализму в Сербии, что войны ещё не закончены, а границы на Балканах не являются окончательными. Таким образом сербский национализм, как национализм, потерпевший поражение в войнах девяностых, получил надежду на реванш, говорит Миливой Бешлин.

В Российском институте стратегических исследований не ответили на звонки автора этого текста. На самом деле, достучаться до этой организации практически невозможно. На звонки на номер телефона, который можно найти в Интернете, никто не отвечает, а сама организация в Сербии не имеет своего собственного веб-сайта.

В Агентстве Регистрации Предприятий зарегистрирована как издательство, а цель - "укрепление научно-исследовательского творчества русского и сербского народа и всех форм сотрудничества".

Филиал в Белграде был открыт в 2013 году, когда их работе дали благословение священники Сербской Православной Церкви, а представители Института послали им сообщение, "в отличие от западных стран, в Сербии не нужна мягкая сила".

"Потому что между двумя странами и двумя народами есть духовная и историческая близость и понимание," сказал Никита Бондарев, научный сотрудник РИСИ.

Чуть позже, на конференции в Белграде, которая занималась "рассмотрением духовной связи между двумя странами, а также способами защиты от мягкой силы Запада," Бондарев заявил, что "мягкая сила России в Сербии слаба и должна быть усилена."

Специальным гостем этой конференции, организованной Московским Фондом Горчакова и организацией Сербский код (которая также не ответила на звонки) был их директор из Москвы Леонид Решетников, а окончание мероприятия было построено на его тезисе о том, что "православие - это особая цивилизация высших ценностей и является альтернативой американо-западной концепции потребительского европеизма, которая превращает людей в материалистичные, а не духовно богатые существа".

Леонид Решетников (духовно богатое существо)

О границах Балкан говорил так: "Несмотря на то, что мы все хотим стабильности, они временные, потому что искусственно навязаны извне, в ущерб сербскому народу. Он разделен, так же, как русский.".

Кроме Белграда, он является частым гостем и в Баня-Луке. Республика Сербская наградила его, как сказал, одной из самых высоких наград - Орденом Негоша.

"От имени почетных граждан России я сказал, что мы представляем патриотические силы России, и что мы будем делать все, чтобы защитить права и возможность независимого развития Республики Сербской," сказал он.

В мае этого года, в сербской торговой палате организована рекламная акция книги "Вернитесь к России", хозяином которой была сербская организация на сайте которой указано, что занимается гуманитарной работой, а также оказанием помощи и защитой детей (также не отвечет на звонки).

Как и на большинстве встреч, и тут приняли участие представители Сербской Православной Церкви, наряду с другими и противоречивый митрополит черногорский-приморский Амфилохий, известный своими экстремистскими взглядами и разжиганием ненависти.

Все эти организации, которые Россия здесь или финансирует или поддерживает, имеют очень похожую политику, подогревание проблемы Косово, замороженного конфликта, через который Россия ширит свое влияние в Сербии и на Балканах. Существует также игра на сепаратизме Милорада Додика в Боснии и Герцеговине по отношению к Республике Сербской, что используется в качестве платформы для реализации имперских интересов России на Балканах, говорит Бешлин.

Наиболее важной геополитической целью России остается сдерживание НАТО, и эти организации, по мнению политолога Бориса Варга, направлены на эти цели.

"Сдержанность по отношению к Европе и западным ценностям, сдержанность по отношению к НАТО, сдержанность по отношению к либеральным ценностям, а также приверженность к патриархальным, очень консервативным и традиционным ценностям," говорит Варга.

В их дискурсе доминирует повествование о "традиционно хороших сербско-русских отношениях", "взаимной исторической помощи" и "православном братстве".

Этого не существует. Балканы всегда в русской политике следует рассматривать в качестве полигона для демонстрации мощи в соревновании с Западом, и для неё самой это ничего не стоит. В этом смысле Россия присутствует на Балканах, но в разные периоды времени играла в разные игры с балканским народом. В этом сербы ничем не отличаются от других балканских народов,  отмечает Миливой Бешлин.

(Миливой Бешлин: Миф о России как о защитнице Сербии. Российская риторика строится на фальсификации истории.)

Большинство из них являются националистическими и консервативными, с "антизападной" риторикой, сопротивляющиеся универсальным правам и свободам, говорят наши собеседники.

Они часто полностью игнорируют, например, понятие светскости страны и встают на защиту Церкви, православного образа государства. Выступают за консервативные ценности самым несовременным образом. Некоторые из них долго совершают действия, которые трудно инкриминировать, такие как разжигание ненависти, запугивание, распространение, недемократические принципы воздействия. Они закрываются, регистрируются заново и продолжают существовать,  говорит Елена Милич.

"Сербский образ" - организация, которая была сформирована после того, как Конституционный суд Сербии, в 2012 году запретил работу движения "Образ", которое также в списке сербского МВД как фашистская организация. Они известны по угрозам и насилию в отношении организаторов и участников парада гордости, срывам выставок и выступлений артистов из Косово и Хорватии, участии в погромных демонстрациях на улицах Белграда после ареста гаагского обвиняемого Радована Караджича.

Лидер Образа, Младен Обрадович, в 2014 году провел четыре месяца под домашним арестом, в соответствии с решением Апелляционного суда, из-за распространения расовой и иной дискриминации в отношении отмененного парада в сентябре 2009 года.

Младен Обрадович

Он также является единственным, кто откликнулся на наш призыв. Он утверждает, что решение о запрете Образа политически мотивировано, добавив, что они и далее продолжают сотрудничество с различными политическими и социальными субъектами в России.

Отвечая на вопрос, на чем основано сотрудничество, Обрадович ответил: "Прежде всего, наша любовь к России и русская любовь к Сербии, любовь к Господу Богу, в соответствии с нашей православной верой и осознанием того, что это необходимо, все свободолюбивые народы встанут единым фронтом в обороне против западной агрессии, которая угрожает разрушить все ценности свободного мира ".

В день, когда мы говорили с ним, он вернулся из России.

Мое пребывание в России и Южной Осетии было связано с участием в международной конференции по проблемам Кавказа и глобальным вызовам и угрозам, организованной Российским институтом стратегических исследований и Южно-Осетинским государственным университетом. Я был единственным представителем из Сербии, и получил медаль по случаю 25 летия Республики Южная Осетия. Награду мне вручил лично Леонид Тибилов (президент Южной Осетии, прим. авт.),  говорит Обрадович.

Обрадович не признает независимость Косово, в то время как в Южную Осетию, которую называет республикой, признали только Россия, Никарагуа, Науру, Венесуэла и Тувалу, а международные организаций, такие как Организация Объединенных Наций (ООН), Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Европейский союз, считают Южную Осетию частью Грузии.

Протесты "правых" ("Naši", "Dveri", "Zavetnici", "Obraz") перед парламентом в апреле 2013

Хотя и противятся глобализации, эти организации идут в ногу с современными технологиями. С помощью активности в виртуальном мире, поддерживают прямые контакты, где, вопреки проблематике содержания, часто фигарируют белградские факультеты.

"Их тролли не брезгуют даже угрозами жизни, упоминают семью, злоупотребляют частной информацией. Молодежь агитируют через ассоциации и движения, потому что они очень активны в Белградском университете. Не смотря на то, что выступают за независимость Сербии и её выход из процесса европейской интеграции из-за потери суверенитета, они считают, что нужно принимать все, что приходит из России. Я не уверена, что они сами имеют понятие того, что такое современная Россия, с какими проблемами, каков способ правления и могли бы вообще быть там зарегистрированы как содружество граждан или бы им отказали в этих свободах, " оценивает Елена Милич.

Их источники финансирования в большинстве случаев непрозрачные, и невозможно определить, откуда берутся деньги.

Часто находятся в серой зоне, без официальной регистрации в компетентных государственных органах и законного способа финансирования. Их веб-сайты не имеют никакой информации о том, когда и как они финансируются, и их главной отговоркой является платное членство, говорит Милич.

Отвечая на вопрос об источниках финансирования, лидер Образа избегает прямых ответов. Вместо финансовой поддержки, работу этой организации поддерживает, как он говорит, "любовь к России".

(Младен Обрадович: Финансируемые Богом)

В отличие от этих организаций, вопрос о финансировании которых не ставится, те организации, которые получают деньги с Запада, что указано на их веб-сайтах, постоянно подвергаются атакам и называются "иностранными наемниками", а также являются постоянной темой средств массовой информации в Сербии.

"С момента, когда мы опубликовали этот отчет, риторика о том, кто стабилизирует и кто дестабилизирует ситуацию в регионе и Сербии, набрала обороты. Те, кто пополнили списки несербов, стали мейнстримом в общественной жизни. Мы принимаем деньги исключительно через банки, через специальные счета для доноров, чтобы иметь возможность подавать финансовую отчетность. Этого, с той, другой стороны, нет, "говорит Елена Милич.

Остаются вне радара государственных органов. Только цели российской мягкой силы всегда имели союзников в парламенте Сербии, как и в глубоко проникшей Сербской Православной Церкови.

На прошлых выборах участвовали четыре открыто прокремлевские партии, и на парламентские стулья сели две из них, что явно в пользу разрушения европейской интеграции - Сербская радикальная партия и Демократическая партия Сербии - Двери.

В конце июня, правящая Сербская прогрессивная партия приняла участие с оппозиционной Демократической партией Сербии (DSS) и Дверями в съезде партии Единая Россия Владимира Путина в Москве, когда была подписана Декларация о межпартийном сотрудничестве и совместной деятельности в странах региона.

Декларация, которую подписала Единая Россия с партиями в регионе, предполагает, что Сербия, с оглядкой на Россию, предотвратит то, что называется влиянием Запада. Это означает ограничение финансирования неправительственных организаций с Запада, и ограничение влияния различных фондов и средства массовой информации,  говорит Варга.

Российская мягкая сила в Сербии будет всё более продуманной

В то время как главные протагонисты важности укрепления связей между Сербией и Россией цепляются за прошлое, общественность, особенно молодежь, мало что занет о современной России.

Режим - это ещё не вся страна. Русское общество является гораздо более сложным, чем политический режим, хотя мы это не видим в средствах массовой информации. У русских есть серьезная наука, они имеют очень серьезную историографию. Если мы говорим о науке, литературе и так далее, то мы только рады такому влиянию, но русский мягкая сила не приходит к нам через кино, музыку, язык или чай, как у китайцев, говорит Миливое Бешлин.

Русская мягкая сила в Сербии будет только расти, оценивают собеседники Радио Свободной Европы, и конфликты с Западом будут все более продуманными.

Русские научились, как Запад, осуществлять мягкую силу, развили средства массовой информации, вкладывают деньги в негосударственный сектор. Тем не менее, эти другие ценности. Если Запад инвестирует в либеральные ценности, россияне вкладываются в традиционные и патриархальные. Если все это реализуется мы будем двигаться в направлении жесткой руки, самодержавия и авторитарного режима. Уже видно, что Сербия глубоко в коррупции, что СМИ не являются свободными, не настолько, сколько они были. Поэтому мы медленно влезаем в историю, которая может привести нас к модели, которая очень похожа на российскую - с одной доминирующей партией, с сильным популистским националистическим лидером,  говорит Варга.

(Варга: Конфликт мягкой силы России и Запада)

Борис Варга

Это также политический вариант, который перечеркивает про-европейский курс, как официальный, и приводит к позиции его постоянного пересмотра, через запрос на политику балансирования - вот, что подразумевает дружба с Россией, независимо от дистанции, которую в последние годы выстроил Европейский Союз по отношении к Москве.




Мы в соц.сетях

Сообщение